Что такое иммунитет?

Что такое иммунитет?

Может ли стародавний недруг превратиться в надежного соратника? Такие случаи в порядке вещей в невидимом мире, в мире болезнетворных микробов и вирусов. Могучая сила человеческого гения превращает многих этих извечных вра­гов людей в наших верных помощников, принимающих уча­стие в битве с заразными болезнями. Имя этих обращенных микробов — живые вакцины.

Издавна известно, что у людей, перенесших некоторые ин­фекционные заболевания, развивается невосприимчивость к повторному заражению — иммунитет. Организм борется, по­беждает болезнь и приобретает своеобразную защитную броню. Но можно ли искусственно созда­вать ее?

Ученые мечтали превратить агрессивных возбудителей тяжелых болезней в существа, мало опасные для человека и в то же время способные вызвать образование защитных сил, а следовательно, неуязвимость к инфек­ции. Однако до поры до времени инфекции оставались неодолимыми.

Первые метаморфозы

Первым обращенным другом человечества стал вирус натуральной оспы.

Более тысячи лет назад в Китае и Индии врачи впервые открыли способ предупрежде­ния заболевания оспой. В нос здоровым людям вво­дили сушеные корочки, возникающие на коже больных после оспенной сыпи. Но это было небезопасно, так как здоровый человек полу­чал малоослабленный вирус и мог заразиться и заболеть.

Двести лет назад английский ученый Дженнер совершил величайшее открытие. Он нашел, что прививка людям оспы коров со­здает стойкий иммунитет, не вызывая заболе­вания. Лишь много позднее стало известно, что в оспенных пузырьках коров находится вирус оспы, ослабленный в борьбе с защитны­ми силами организма коровы и поэтому совер­шенно безвредный для человека. Так впервые в истории медицины вирус превратился из возбудителя тяже­лого заболевания в надежного помощника человека.

Но первым сознательным преобразователем микроорганиз­мов был не Дженнер, а известный французский микробиолог Луи Пастер. Он доказал, что заразные болезни вызываются болеэнетворными микробами и что их вредоносные качества можно ослабить, изменяя условия, в которых микробы пара­зитируют. Длительными повторными прививками вируса бешенства через мозг кроликов Пастер получил живую вакцину против этой смертоносной болезни. При помощи высокой тем­пературы в 42—43 градуса ему удалось также притупить их силу.

Тайны превращения

В теле невидимого невооруженным глазом микроба — име­ются веществa сложной структуры—антигены. Попадая в ор­ганизм человека или животных, антигены вызывают формиро­вание противоядий, называемых антителами. Они представляют собой видоизмененные белки жидкой части крови (плазмы). Одни из них, подобно прочным нитям, связывают микроскопических преступников, прорвавшихся в наш организм, другие парализуют действие микробных ядов, третьи усиливают дея­тельность имеющихся всегда в нашем организме специальных клеток, так называемых фагоцитов, способных захватывать и пожирать микроорганизмы.

Что характерно: каждый вид микробов имеет несколько особый, лишь ему присущих антигенов и вызывает в организме человека выработку своеобразных антител, направленных только против этих антигенов.

Чтобы превратить микробов в вакцину, необходимо лишить его способности вызывать заболевание. В то же время чрез­вычайно важно сохранить все его антигены, против которых создается иммунитет, а также свойство размножаться в при­витом организме. Именно это обеспечивает поступательное развитие вакцинного процесса — слабого подобия инфекцион­ного процесса, в результате которого и образуется прочная, долго сохраняющаяся невосприимчивость.

Болезнетворное оружие микробов возникло и окрепло в вековой битве с организмом че­ловека и направлено на преодоление его за­щитных сил. Но то же вооружение микроба подчас абсолютно непригодно в схватке с разнообразными видами животных. И микроб по­степенно отбрасывает это оружие, заменяя его новым. Вот почему вирус оспы человека, многократно проведенный через организм коровы, становится безвредным для человека.

Но можно и иначе ослабить болезнетворную силу микроба; пересадить его на искусствен­ные питательные среды. Здесь, вне организма, многие микробы теряют свое вооружение, по­кидая лагерь врагов человека.

Интересно, что происходит при такой мета­морфозе с антигенами микроба, с крупицами его тела, способными вызывать иммунитет? В большинстве случаев антигены микроба не изменяются. В этом сила живых вакцин и их преимущество перед вакцинами, приготовлен­ными из убитых микроорганизмов.

Гораздо труднее сохранить у обращенного микроба способность «приживляться» в орга­низме привитых, а это необходимо для полу­чения стойкого иммунитета.

Преобразование микробов в вакцину — де­ло нелегкое и длительное, требующее умения предвидеть и уловить момент, когда изменит­ся характер микроскопических врагов в новых условиях жизни. Но самое ответственное — первые прививки вакцины людям.

К сожалению, не для всех инфекций удается получить жи­вые вакцины высокой защищающей силы. Когда их нет, при­меняют вакцины из убитых микробов или из ослабленных ядов. Иногда удается извлечь из тела микроба химически чистые антигены. Такие вакцины вполне безопасны, но не у всех привитых они дают абсолютную невосприимчивость к заболеванию, к тому же убитые вакци­ны быстро удаляются из организма.

Вот почему микробио­логия неуклонно доби­вается получения живых вакцин для возможно большего числа инфек­ций.

…Зима уже от­ступила на последний рубеж, и вот уже веш­ние воды сломали лед на Оке. Река вышла из бе­регов, затопила луга.

Плохо пришлось обитателям прибрежных нор — водяным крысам. Тысячи обезумев­ших зверьков устремились на отступающую сушу и островки.

Зато охотники торжествовали: будут богатые трофеи! Шкур­ки водяных крыс — прекрасный, дорогой мех. Но в поселок вместе с весной пришла неведомая болезнь, и в первую очередь она поражала охотни­ков на водяных крыс. Лихорадка, головная боль, боли в ногах и спине, опухоли под мышками и в паху…

Битва с туляремией, бруцеллёзом и сибирской язвой

Ученые установили, что в поселке появи­лась туляремия. Микробиологи в подтвер­ждение этой догадки произвели микроско­пические исследования и выделили крошеч­ную бациллу — возбудителя недуга.

Сражения с болезнью велись не только в палатах, где метались в жару больные туляремией. Во многих лабораториях шли упорные поиски вакцины. Туляремийный микроб оказался чрезвычайно неуживчи­вым в искусственных условиях. Он проявил здесь весьма при­хотливые вкусы и не желал размножаться на жидких пита­тельных средах. Для него, как видно, требовались особые ус­ловия.

Нелегко далось советскому профессору Н. А. Гайскому приручение этого капризного существа. Захваченный благо­родным стремлением покорить зловредных микробов, уче­ный изыскивал все новые и новые среды, отбирал и изучал сотки выращенных им культур туляремии, стремясь уловить, не появились ли первые признаки изменчивости микроба.

И вот, наконец, долгожданный успех. Микроб, состаривший­ся на питательных средах, почти утратил былую силу. Он вызы­вал у животных лишь слабую воспалительную реакцию и в то же время сообщал им стойкий иммунитет.

Оставалось проверить, так ли действует вакцина на людей. И ученый привил себе большую дозу культуры туляремии. Коварный микроб оказался не вполне без­вредным для человека. Гайский заболел ту­ляремией, правда, в несколько облегчен­ной форме.

Первая неудача не остановила исследова­теля. Он с еще большим упорством про­должал работу и, наконец, полная победа— профессор получил культуру безвредной вакцины.

Накожные прививки этих микробов ока­зались очень действенными. Через две не­дели все привитые на 4—5 лет становились неуязвимыми для инфекции. Прививки про­тив туляремии не уступали по силе противооспенным. Благодаря массовой вакцина­ции в зонах природных очагов туляремии у нас в стране удалось значительно снизить заболеваемость, а в ряде областей совер­шенно ликвидировать эту болезнь.

В настоящее время ставится задача с по­мощью прививок и других профилактиче­ских мер (истребление грызунов и т. д.) уничтожить туляремию полностью.

К счастью, в наши дни ученые небезоружны перед бруцеллезом. Долгие годы бруцеллез был бичом животно­водческих хозяйств. Распространению болезни способствовали массовые перегоны скота. Энергичные ветеринарные и сани­тарные меры заставили отступить болезнь. Но наибольших ус­пехов в сражении с бруцеллезом здравоохранение добилось лишь тогда, когда против него нашли живую эф­фективную вакцину.

Долгое время крохотный возбудитель не поддавался усилиям ученых , пытавшихся изменить его свойства. Глубокое проникновение в тайны биологии бруцел­лезного микроба, осуществленное академиком П. Ф. Здродовским и профессором П. А. Вершиловой с группой сотрудников, помогло, наконец, решить проблему.

Среди культур, вызвавших бруцеллез у коров, была выделена безвредная бацил­ла, способная защитить большинство привитых от заболевания. Воздействуя на человеческий организм, изготовленная из нее вакцина прежде всего активизирует деятельность фагоцитов, которые более ак­тивно уничтожают своих врагов в месте их внедрения в организм.

Хорошая живая вакцина была получена также против другой инфекционной болезни, опасной как для человека, так и для животных,— сибирской язвы.

Обычно смертоносная сибиреязвенная бацилла закутана в слизистую оболочку, охраняющую микроб в его странствиях по больному организму. Профессору Н. Н. Гинзбургу удалось сорвать с микроскопи­ческой палочки это защитное одеяние, и действие микроба значительно изменилось. Проникая в организм животного, микроб вызывает уже не тя­желую болезнь, а небольшую реакцию в месте введения и, распространяясь в глубь тела, способствует созданию проч­ного и длительного иммунитета.

Сейчас прививки против бруцеллеза и сибирской язвы при­меняются в тех местах, где еще сохранилась опасность зара­жения.

Поединок с чумой

100 лет назад чума из года в год вспыхивала в приволж­ских и забайкальских степях среди кочевников-животноводов и охотников за степными грызунами, среди людей, постоянно передвигавшихся с места на место.

«Черная смерть» имела природную очаговость. Бактерии древнего недуга находят надежный приют в теле многочисленных грызунов — песча­нок, сусликов, тарабаганов, сурков. Блохи переносят грозных микробов с этих живот­ных на людей.

Битва за обращение чумной палочки на­чалась почти сразу вслед за открытием смертоносного микроба. Во второй полови­не XVIII столетия известный русский врач Данило Самойлович предложил в очагах чумы прививать людям гной от выздорав­ливающих. Но получить надежную противо­чумную вакцину смогли лишь тогда, когда были изучены законы превращений возбу­дителя.

В 1897 году русский ученый В. М. Хавкин первым в мире предложил для профилак­тики чумы вакцину из убитых бактерий. Она помогла преградить путь чуме во мно­гих городах Индии, было спасено множе­ство жизней.

Но наиболее эффективными оказались прививки живой вакцины. Ее получили в результате длительной работы ученые мно­гих стран мира. Самоотверженно исследо­вали эту опасную болезнь ученые А. А. Бессонова, Г. Н. Ленская, М. Н. Покровская, Е. Н. Коробкова, Н. Н. Жуков-Вережников и другие. Им удалось получить первые из­мененные варианты чумной бактерии.

Ученые доказали, что в определенных условиях микроб мо­жет очень сильно видоизменяться. Опасная палочка становит­ся абсолютно безвредной. Но подобное преображение часто сопровождается утратой способности размножаться в тканях прививаемого и создавать прочную неуязвимость организма от чумы. Найти почти не­уловимую грань, на которой микроб терял способность вызывать смер­тельное заболевание, но еще мог служить вакциной, было нелегко. Тем ценнее был успех ученых, установивших эту грань.

Кроме того, не все измененные чумные палочки стойко сохраняли свои новые качества. Некоторые из них непрестанно продолжали терять способность вызывать иммунитет.

Много усилий прилагают ученые для приручения необык­новенно изменчивого вируса гриппа. Постоянное обновление вакцины наряду с непрерывным совершенствованием ее производства несомненно приведет к ощутимым резуль­татам.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: