Заслуги физиолога Павлова

Заслуги физиолога Павлова

Имя Ивана Петровича Павлова широко известно во всем мире. Тысячи врачей разных специальностей — терапевты, невропатологи, хирурги, педиатры, акушеры, психиатры — находят в его учении ключ к своей практиче­ской деятельности. Его идеи подсказывают пути исканий педагогам и психологам, его открытия горячо интересуют философов.

Что же сделал этот человек для науки? Почему его исследования приобрели такое всеобъемлющее значение?

Творческий путь И. П. Павлова начинается в малень­кой экспериментальной лаборатории при клинике выдаю­щегося русского терапевта С. П. Боткина в Петербурге. Здесь, в тесной комнатке на Сампсоньевском проспекте бы­ли проделаны его первые блестящие опыты; здесь офор­милась у него идея нервизма — идея, которая легла в ос­нову всех его дальнейших исследований. Под нервизмом Павлов понимал широкое влияние центральной нервной системы на всю жизнедеятельность организма.

Диссертация И. П. Павлова на степень доктора меди­цины была посвящена описанию открытого им нерва, усиливающего работу сердца. Исследования молодого уче­ного в области физиологии сердца внесли много нового в решение вопроса о саморегуляции кровяного давления.

Однако это было только преддверием других, глубоко оригинальных, поистине новаторских работ…

Одна из важнейших проблем физиологии — физиоло­гия пищеварения. Ученых издавна интересовали те неви­димые изменения, которые происходят с пищей в организ­ме. Каким образом, под влиянием каких сил пищевые ве­щества перевариваются в желудке, расщепляются, изме­няются, превращаясь в клетки и ткани самого организма?

К тому времени, когда Павлов начал свои искания, в этой области уже было сделано немало открытий. Однако очень многое еще оставалось неясным. Главная трудность состояла в отсутствии метода — казалось невозможным проследить за ходом пищеварения в здоровом организме..

Чаще всего применялся так называемый «острый опыт», когда животному, находившемуся под наркозом, в поджелудочную железу вставляли трубку и следили за от­делением сока. Были и другие попытки — вшить в проток поджелудочной железы стеклянную или свинцовую тру­бочку, но операция вызывала воспалительный процесс.

Ни тот, ни другой метод не удовлетворяли Павлова. Ученого интересовало не действие одного изолированного органа, а весь целостный организм, его связи и взаимодей­ствия с окружающей средой. Павлов считал, что особое значение имеет изучение обычных, нормальных реакций животного на раздражение.

В 1879 году Павлову удалось осуществить классиче­скую операцию. Наложив собаке постоянную фистулу (фи­стула — отверстие) поджелудочной железы и добившись, чтобы животное оставалось после этого здоровым, он полу­чил возможность наблюдать за нормальным ходом пищева­рения. Впоследствии в лабораториях Павлова делались и другие блестящие по технике и оригинальные по замыслу операции. Животным накладывали фистулы на желудок, кишечник, выводили наружу протоки слюнных желез.

— Я убежден,— говорил И. П. Павлов,— что только развитие оперативного остроумия и искусства в области пищеварительного канала раскроет перед нами всю пора­зительную красоту химической работы этого органа.

Своими опытами Павлов неопровержимо доказал ог­ромную роль нервной системы в процессах пищеварения.

Физиологический процесс пищеварения делится на две фазы. Вначале выделение соков происходит под действием нервных импульсов, которые возникают уже при одном ви­де и запахе пищи, а затем к этому «запальному» соку присоединяются соляная кислота самого желудка и дру­гие вещества.

Представления И.П. Павлова о психической фазе пи­щеварения, его детальные исследования химических про­цессов переваривания пищи легли в основу современных методов диагностики и лечения заболеваний желудочно-ки­шечного тракта. Они помогли в решении многих практи­ческих проблем, таких, например, как проблема аппе­тита.

Ведь факты, установленные в павловских лаборатори­ях, давали физиологическое обоснование известного на­блюдения о том, что «аппетит приходит во время еды». Не­даром же Павлов, обсуждая эту проблему со своими уче­никами, подчеркивал важность житейского требования; чтобы пища съедалась с вниманием и удовольствием, в приятной обстановке, чтобы во время еды люди не отвле­кались чтением, серьезными разговорами.

Позже, анализируя свой 20-летний опыт изучения выс­шей нервной деятельности, Павлов вспоминал:

— Каково же было мое изумление, когда этот верный друг лаборатории обнаружил истинное и глубокое негодо­вание, впервые услыхав о наших планах исследовать «ду­шевную» деятельность собаки в той же лаборатории и те­ми же средствами, которыми мы пользовались до сих пор для решения различных физиологических вопросов.

Из исследований сущности «психического» слюноот­деления развилась проблема огромной важности —объективное исследование высшей нервной деятельности. Павлов пришел к выводу, что выделение слюны при виде пищи — не что иное, как условный рефлекс.

Физиолог Иван Петрович Павлов
Физиолог Иван Петрович Павлов

Условные рефлексы в отличие от безусловных — врожденных, например, глотания, чихания, являются реакциями, приобретенными в процессе индивидуального развития; они отражают «опыт» организма, возникают в результате его взаимодействия с окружающей средой. Ус­ловный рефлекс — рефлекс головного мозга — наиболее характерный, типичный вид деятельности центральной нервной системы.

Изучение слюноотделения у собак с хроническими фистулами слюнных желез послужило исследователю орудием познания высшей нервной деятельности.

В дальнейшем, продолжая исследования в этой об­ласти, ученик Павлова К. М. Быков и его сотрудники до­казали, что деятельность любого органа связана с корой головного мозга, что на основе любого из безусловных рефлексов можно выработать условный.

Например, если в течение нескольких дней собаке вводили раствор морфина, вызывавший у нее рвоту, одыш­ку, а затем сон, то через некоторое время одна только инсценировка такого впрыскивания вызывала те же самые явления. Можно вызывать условнорефлекторные из­менения работы почек, сердечно-сосудистой системы, про­цессов обмена веществ и так далее.

Выработанные условные рефлексы могут изменяться под воздействием внешней среды, а также под влиянием изменений внутреннего состояния животного — внутрен­ней среды. Это обеспечивает возможность приспособления организма к постоянно меняющимся условиям существования, к требованиям, которые предъявляет им окружа­ющая действительность.

Благодаря работам И. П. Павлова физиологи полу­чили возможность всесторонне изучать деятельность коры головного мозга.

В павловских лабораториях были установлены и опи­саны основные формы работы коры больших полуша­рий — процессы возбуждения и торможения. Павлов счи­тал, что «баланс» между этими процессами, его колеба­ния определяют состояние и поведение человека.

Взаимоотношения и подвижность возбудительного и тормозного процессов могут быть различными.

Павлов не только установил этот факт, но и сделал гениальное обобщение — о разных типах высшей нерв­ной деятельности. Так была найдена разгадка сущности давних наблюдений о разных «темпераментах».

Разные типы высшей нервной деятельности объясня­ют разное поведение, разные реакции на возникающие трудности. Ученый подтвердил это любопытным экспери­ментом, начатым самой природой и довершенным в лабо­ратории. Во время наводнения в сентябре 1924 года вода хлынула в помещение, где содержались подопытные со­баки. Животных спасли, но некоторые из них были крайне возбуждены, тяжело реагировали на создавшуюся обстановку. И когда в дальнейшем в спокойных условиях в щель под дверью лаборатории пропускалась струя воды, эти собаки приходили в неистовство, теряли способность нормально реагировать на привычные раздражители.

И. П. Павлов объяснил их состояние возникновением невроза. Эти наблюдения подсказали мысль об экспери­ментальном изучении неврозов, которое затем приняло широкий размах и нашло применение в практике невроло­гических и психиатрических учреждений. А павловское учение о типах нервной деятельности объяснило врачам многие индивидуальные особенности течения болезней, подсказало методы лечения.

Под впечатлением наблюдения над неврозами Павлов перешел к анализу некоторых душевных заболеваний человека. Он установил, что нарушение сна имеет боль­шое значение в возникновении психических и других болезней. Это послужило началом применения лечения сном некоторых заболеваний организма — психических рас­стройств, язвы желудка, болевых синдромов.

И. П. Павлов неоднократно высказывал мысли о не­обходимости тесной связи теории с практикой и говорил, что физиологическая теория оправдывает себя только тогда, когда она успешно проверяется практикой. И, пожалуй, ни один физиолог мира ни до, ни после Павло­ва не сумел так много сделать для медицинской практи­ки, как он.

Павловские принципы лежат сейчас в основе лечения и профилактики многих заболеваний. Павловское направ­ление является для каждого врача синонимом всестороннего изучения больного человека, внимательного и бережного отношения к его нервной системе, к его пере­живаниям и волнениям.

Павлов отвоевал для науки, для объективного иссле­дования ту область, которая казалась многим поколениям ученых недоступной — область психической жизни.

Позднее в селе Колтуши для великого физиолога и коллектива его сотрудников был построен целый научный городок — «столица условных рефлексов», как образно он сам назвал Колтуши.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: